July 6th, 2020

Заметки конспиролога - 13 (про "Цифровой концлагерь")

Когда этим летом в Москве началось, под вывеской "карантина", тестирование системы тотального контроля за перемещениями граждан (собянинские электронные аусвайсы "Начертанием на руку и на лоб", сплошное видеонаблюдение с системой распознавания лиц, и вот это вот всё) основным аргументом апологетов сих новаций было, как обычно -- "Это общемировая практика, мы еще даже отстаем".
Насколько то тестирование вышло удачным (т.е. насколько удалось криворуким и вороватым приспешникам Бордюрыча приблизиться к милому сердцу нашей чекистской хунты китайско-синьцзянскому идеалу) -- вопрос открытый, и мнения тут сильно расходятся; мы сейчас не об этом.
А о том, что "Цифровой концлагерь" (тм), подкравшись на мягких лапках, сейчас стучит уже нам дверь рукояткой вороненого нагана -- причем таки да, "в мировом масштабе".

NB: Меня, если честно, больше пугают не всякие там фокусы-покусы с электронным голосованием ("Электронное голосование, блокчейн и проблема анонимности -- http://lleo.me/dnevnik/2020/06/29), а вполне себе просматривающийся в перспективе перевод всего денежного обращения в чисто электронную форму, с, соответственно, тотальным государственно-корпоративным контролем над оным обращением. И с правом государства, чуть что, блокировать ваши карточки, в том числе зарплатные (для борьбы с "наркотрафиком", "терроризмом-экстремизмом" и тэ пэ).
(Вот, примеру: берется уйутненький бложик (да вот хоть этот), вывешивается в нем какая-нить херня (за 14 примерно лет моего пребывания в ЖЖ "май аккаунт воз хакд" дважды -- и не надо мне ля-ля про "это невозможно") -- ну, что-нибудь типо: "Убивайте ментомразей и их личинок!"; делается "нотариально заверенный скриншот" (тм) и возбуждается дело по 282 статье; на время следствия все ваши карточки блокируют; а следствие это может длиться хоть неделю, хоть месяц, хоть три года -- "И как тебе такое, Илон Маск?").

Но система электронных платежей-то -- штука настолько удобная, что никакие побочные осложнения (и никакие камлания Михалкова и Ко) ничего тут изменить не в состоянии: "Рыбка задом не плывет". И трудно не согласиться с исследователями (вроде ЕШ, или Ллео -- см выше), которые констатируют: да, мир наш вступил в эпоху "новой прозрачности", и приватности в старом понимании (викторианско-эдвардианском, скажем так) наступил кирдык; и большинство народонаселение -- как и во многих прочих аспектах -- вполне добровольно меняет свободу (приватность) на безопасность (тотальный гос-контроль) и удобства.

Но БОЛЬШИНСТВО (внимание!) -- вовсе не означает ВСЕ. Есть весьма значительная доля населения (к ней, например, принадлежу я сам), которая такого обмена -- свободы на безопасность -- не желает; и есть еще больше людей, что категорически не приемлют всю это "цифровизацию" по соображениям совсем иным -- религиозным ("начертание на руку и на лоб", ага). Всех этих людей можно назвать "консерваторами", или даже "реакционерами" -- это сколько угодно. Факт, что этих людей достаточно много (по соцопросам), а раз так -- их голоса составляют серьезный политический ресурс, и этот спрос должен рождать предложение (от политических партий).
И что же мы видим на этом месте, товарищи бойцы?
А -- НИЧЕГО! И это крайне странно...

Вместо нормальных, вменяемых политических сил, четко вписавшим бы в свою программу "Нет цифровому концлагерю!" (что, повторюсь, принесло бы им кучу дополнительных голосов) мы наблюдаем на этом поле шабаш безумных (или умело симулирующих безумие) маргиналов: Никита-Бесогон, пресловутый Отец Сергий (https://corpuscula.blogspot.com/2020/07/blog-post_73.html), или вот такие колоритные интернет-ЛОМы (https://corpuscula.blogspot.com/2020/06/blog-post_30.html).
Персон, с которыми вменяемый человек, что называется, "на одной опушке срать не сядет".

Так и задумано?

--------------------------
УПДАТЕ
Раз уж к слову пришлось:
----
Светлана Прокопьева остается Перечне террористов и экстремистов Росфинмониторинга
Поскольку несколько человек интересовались, нужно пояснить. Человека вносят в Перечень террористов и экстремистов с момента подозрения в совершении преступления террористической и/или экстремистской направленности, с момента предъявления ему обвинения, с момента осуждения (в зависимости от ситуации по делу). Данные на него выставляет следователь. Росфинмониторинг лишь вносит в Перечень. После этого человек попадает в «черный список» всех банков и много еще куда.
Исключение из Перечня происходит автоматически по истечении одного года с момента исполнения уголовного наказания. В случае Прокопьевой, если приговор останется в силе после апелляционного обжалования, она будет еще год находиться в Перечне после оплаты штрафа".
-- https://users.livejournal.com/-niece/1771263.html