Кирилл Еськов (afranius) wrote,
Кирилл Еськов
afranius

Categories:

Энтомологический детектив

Как говаривал Папаша Мюллер – «Ладно, мелочи сходятся, а я верю мелочам». Я уже как-то имел случай упомянуть, что мелким бытовым деталям, рассыпанным по художественным и мемуарным текстам, верю гораздо больше, чем всякого рода «официальной статистике». Так вот…
Нынче пришлось разбирать на работе всякий бумажный хлам из нижних отделений шкафов, и выудилась оттуда, в числе прочего, научно-популярная брошюра 1895-го года, писанная замечательным нашим энтомологом, специалистом по лесозащите И.Я.Шевыревым (Только что вот, залезши в гугль, обнаружил, что ее переиздали в 2000 -- http://goods.marketgid.com/goods/1006566/; решпект издателям!) Вводная глава там озаглавлена: «Короед и прокурор»; я заглянул из интереса – и зачитался, забыв обо всем: отличный детектив (ну, если точно классифицировать – конечно, не «детектив», а «полицейский роман»). Автор-энтомолог повествует, как в 1885-ом году ему пришлось выступать экспертом в деле о покраже (предполагаемой) казенного леса в Смоленской губернии.
Суть дела: в 1883 там срубили кучу елей и продали тот лес за границу (хе-хе!..), аргументируя это тем, что ёлки те были уже заражены короедами, и их повырубали для предотвращения распространения очага. Прокуратура (или как это называлось в Российской империи) заподозрила неладное и возбудила дело; тянулось то дело почти два года (смотрели, что там с ценами и прочей «коррупционной составляющей»), пока не сообразили привлечь эксперта-фитопатолога.
Перед экспертом ставят вопрос: можно ли установить, были ли те деревья действительно заражены в момент рубки? Эксперт честно отвечает: сейчас уже – практически невозможно, ибо срубленные деревья тут же заселяются теми же короедами, и отличить создаваемые ими прижизненные повреждения от посмертных нереально; вот если б сразу… Что, так-таки никак? – н-ну, почесав в потылице ответствует эксперт, есть один вариант: стоячий ствол заселяется короедами начиная со средней его части, так что если спил (в нижней части ствола) проходит по уже существовавшим дыркам – значит, и весь прочий ствол был уже ими заселен. (Кстати: если спил чистый – это еще ничего не доказывает: может, та «гангрена» просто еще не распространилась донизу). Ну, так и займитесь поисками таких спилов! – радостно командует прокурорское начальство…
И вот энтомолог на пару со следователем-важняком приступают к поискам (очень непростым, ибо крестьяне, получившие часть той партии леса – единственно доступную сейчас для анализа, от сотрудничества со следствием, естественно, берегутся как черт от ладана)… Опуская детали: оказалось в итоге, что рубили-таки правильно, и даже с некоторым запозданием (как и по какой цене тот срубленный лес дальше продавали – это вопрос отдельный, и к сфере ответственности эксперта-энтомолога отношения не имеющий) (Кстати, в близлежащем уезде лесная служба, напуганная тем полицейским наездом на коллег-соседей, побоялась вовремя рубить -- и довели дело до вспышки.) Так вот, обращаю ваше внимание на следующее:
1. Дело это (правильно или неправильно срубили сколько-то там леса, чё такого-то?) идет по разряду особо важных, и прокуратура два года трясет лесную службу и всех причастных.
(Сравните-ка это с Николаевскими временами: бессильная резолюция самодержца на деле о постройке Тульского шоссе: «Шоссе нет. Денег нет. И виновных тоже нет», его же вопль про коррупционеров в своем ближнем круге: «Рылеев с сообщниками так бы со мной не поступили!» и меланхоличное обращение к наследнику: «У нас в России, Саша, не воруют только два человека: ты да я»).
2. Ученому совершенно не западло _активно_, с выдумкой и инициативой, поучаствовать в полицейском расследовании (понятно, что это не жандармы, типо центр «Э», но тем не менее). Не говоря уж о том, что он просто тратит кучу своего небезразмерного академического времени хрен знает на что.
3. Прокуратура, выдвинув версию о злом умысле в той порубке, проводит крайне геморройный и ни с какого конца ей не выгодный поиск тех поврежденных нижних спилов: вдь их наличие версию прокуратуры опровергнет, а отсутствие – ничем ее не укрепит.
4. Энтомолог и следователь, на пару, занимаются _установлением_истины_; энтомологу и в голову не приходит, что следователь может зажмуриться на улики, «не выгодные» его ведомству, а следователю – что эксперт станет выгораживать «классово близких» ему лесничих.
Так вот, все эти социологические мелочи в очередной раз убеждает меня в том, что пореформенная Россия, похоже, была на удивление приличным (для своих времени-и-места) государством. Золотой век, типо. Такие дела.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 198 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →