Кирилл Еськов (afranius) wrote,
Кирилл Еськов
afranius

Category:

Кое-что об американских реалиях недавнего прошлого, и не только об них.

Я, как тот Папаша Мюллер, «верю мелочам». В частности, мелким бытовым деталям, которые романисты вплетают в ткань своего повествования, я доверяю не в пример больше, чем любой статистической цифири (которой как раз можно манипулировать с легкостью необыкновенной).
Намедни досточтимый tinmonument , знаток и ценитель Воннегута, подсунул мне, со всяческими рекомендациями, нечитанный мною прежде роман «Рецидивист». Книжка и вправду оказалась вполне достойной (всей фантастики там, кстати – один незабвенный Килгор Траут, отбывающий срок в федеральной тюрьме Финлеттер вместе с Глав-Героем, американским Акакий Акакиевичем, посаженным за чужие Уотергейтские грехи) – однако спич сейчас не о том. Просто по ходу чтения глаз мой зацепился за ряд бытовых деталей из числа вышепомянутых – каковые детали довольно сильно диссонируют с и наводят на... Итак, зацените:

-------------------------
На этот помост взойдет начальник кливлендской полиции, чтобы всем видно было. И в нужный момент зачитает толпе Акт о нарушениях порядка, принятый сенатом штата Огайо. По закону требовалось публично ознакомить с этим актом. Там говорилось, что несанкционированный митинг с участием двенадцати человек или более в течение часа по оглашении Акта должен быть прекращен и собравшиеся обязаны разойтись. А если не прекратят и не разойдутся, будут признаны виновными в преступлении, караемом тюремным заключением от десяти лет до пожизненного.
-------------------------
Ну, что потом, по ходу дела, национальные гвардейцы расстреляют кливлендских забастовщиков не хуже, чем на тех Ленских приисках – это, понятное дело, _эксцесс_. Но вот «от десяти лет до пожизненного» за несанкционированный митинг на двенадцать персон – это уже вроде как нормальная судебная практика… Неслабо, да?
Только местами и это не больно-таки помогало:
--------------------------
Когда казнили Сакко и Ванцетти, он [профсоюзный лидер Хэпгуд] марш протеста возглавлял и его за это отправили в больницу для психов. Подрался с руководителями профсоюза горняков, где президентом Джон Л.Льюис – считал, что слишком правую позицию они заняли. А в 1936 году возглавлял КИО, когда в Кэдмене, штат Нью-Джерси, началась стачка на заводах тамошних. И его за решетку упрятали. Тогда несколько тысяч бастующих окружили тюрьму, похоже было линчевание наоборот устроят, ну, шериф и подумал, что лучше уж его выпустить. Всякие такие вот истории.
--------------------------

--------------------------
…В Гарварде я и сам был радикалом, с первого курса начиная. И не каким-нибудь там болтуном, из тех, что в компании любят щегольнуть левизной. Я был сопредседателем гарвардской секции Коммунистической лиги молодежи, и соредактором радикального еженедельника «Массачусетский прогрессист». Короче, я был коммунистом с партийным билетом в кармане, не скрывал этого, гордился этим – пока Гитлер со Сталиным не подписали Пакт в тридцать девятом…
Было время, когда у нас в стране быть коммунистом настолько не считалось зазорным, что мне это не помешало поехать по стипендии Родза после Гарварда в Оксфорд, а затем получить работу в рузвельтовском Министерстве сельского хозяйства. Ну что тут, в конце концов, такого уж отвратительного, тем более, что была Депрессия и приближалась новая война за природные богатства и рынки.
-------------------------
О как… А щто скажэт таварыщ Гувэр?

-------------------------
Госпиталь предназначался исключительно для работающих в Трибунале. Главным врачом там состоял мой гарвардский однокурсник, доктор Бен Шапиро, он в студенческие годы тоже коммунистом был. А теперь он подполковник медицинской службы. В Гарварде, когда я там учился, евреев по пальцам можно было пересчитать. Точно определенная квота существовала: вот столько-то евреев принять каждый год, и ни одного больше.
------------------------
Что-то мне это смутно напоминает… Тьфу ты! – ну конечно же: «Два мира – два Шапиро»! Не, но как хитро закулиса ихняя беспредельное могущество-то свое маскирует, а?..
(До подполковника этого, кстати, чуть погодя Джозеф Р. Маккарти докопается по полной программе – но это уже другая история.)

-------------------------
Пленные немцы расчищают полосу движения, а за ними американская военная полиция присматривает, да так строго – оказывается, негритянскому подразделению это дело поручено. Тогда в армии у нас еще сегрегация была. Либо сплошь черный полк, либо сплошь белый, это не считая офицеров, потому что офицеры всё равно почти всегда одни белые. Не скажу, чтоб мне это тогда чем-то странным казалось. О черных я вообще ничего не знал. В особняке Маккоуна черной прислуги не было, и в школе моей кливлендской черных тоже не было. Даже когда я коммунистом стал, ни одного черного среди моих приятелей не появилось.
--------------------------
Интересные у них там коммунисты; аглицкий клоб какой-то, право-слово…
Тут кстати, по случаю, припоминается такая же вот «бытовая деталька» из совсем другой американской книжки – одного из Гарднеровских детективов, где дело вертелось вокруг шайки шантажистов (то есть началось-то там с шантажа, а кончилось, как водится, двойным убийством). Фишка в том, ЧЕМ те ребята шантажировали своих жертв – калифорнийских представителей хай-мидл класса, имевших усыновленных детей: тем сообщали, будто бы ребеночек ихний (белый, естес-сно!) имеет на самом деле в своих жилах ма-аленькую толику японской крови; какового СЛУХА было вполне достаточно, чтоб поломать мальцу жизнь в мелкие дребезги. А действие, заметьте, происходит не в каком-нить 43-ем, а в конце 50-х!.. То есть понятно теперь – от КАКОГО уровня бытового расизма американское общество за каких-то пятьдесят лет целенаправленно дошагало до нынешней своей толерантности-политкорректности? И отчего маятник тот докачнулся нынче до отметки «полный идиотизм» (временно, надо полагать)?

-------------
Верджил Грейтхаус присутствовал, министр здравоохранения, просвещения и социальных пособий, о котором говорили, что он из самых близких друзей президента. Он начнет свой срок отбывать в тот самый день, как мне из тюрьмы освобождаться. И вице-президент Спиро Т. Агню тоже присутствовал. Его обвинят в том, что он взятки брал и от налогов уклонялся, а он заявит nolo contendere [подчиняюсь решению суда, но вины своей не признаю – лат.]. Был еще Эмиль Ларкин, из всех президентских помощников самый озлобленный, настоящий ястреб, его все боялись. Потом еще он возвестит, что Иисус Христос вознамерился спасти лично его, и никого другого, – ему большой срок дадут за лжесвидетельство и противодействие правосудию. Был Генри Киссинджер. Он впоследствии порекомендует массированный налет на Ханой в Рождество. Был Ричард М.Хелмс. глава ЦРУ. Его потом уличат в том, что лгал на слушаниях в Конгрессе, хотя поклялся говорить правду, и ничего кроме правды. Х.Р.Холдмен присутствовал, и Джон Д.Эрлихман, и Чарльз У.Колсон, и Джон Т.Митчел, генеральный прокурор. Все они тоже сядут, один за другим.

Эмиль Ларкин, который пресвитерианин, и Верджил Грейтхаус, квакер наш, в славные старые денечки очень даже не дураки были хапнуть. И кражи крупные под их контролем находились, и с подслушанных телефонных разговоров деньги им капали, и налоговая инспекция по их распоряжению душила тех, кто поперек дороги им вставал, -- и все мало, даже с благотворительных завтраков долю себе забирали.
-------------
Опять же вот взять на этом месте какой архетипический Плезантвиль из детективов, вроде Чандлера или Хэмета: мэр – он же по совместительству главарь доморощенной мафии, местная полиция – натуральные тонтон-макуты, и местный «истеблишмент», не смеющий под взглядом того мэра рта раскрыть; ну, кроме, разве что, либерально-отмороженного редактора местной газеты – которого обычно как раз и убивают в качестве завязки детективной интриги… Ничего не напоминает?
…Ежели кто предвкушает уже столь милое сердцу расеянина резюме: дескать, у них там, за океаном, всё ровно как у нас, «те же яйца, только в профиль» -- хрена! Прямо до наоборота. Ибо, как говорено в классике советского киноискусства – «Правопорядок в стране определяется не наличием воров, а способностью властей с ними бороться». Обращаю ваше внимание на то, что все те замечательные реалии остались-таки в прошлом; нынче – судя по тем же кинам-книжкам – проблем в тамошней жизни меньше не стало, но это уже ДРУГИЕ проблемы (которые, надо полагать, тоже будут решены, в свой срок). В то время как «Ревизор», «Сон Попова» и «История одного города» пребывают в дивном статусе «вечно восемнадцать» -- будто вчера написаны; что называется – «почувствуйте разницу!» (с)
И я, пожалуй, даже рискну предположить – откуда эта фундаментальная разница берется. Тут опять придется процитировать Воннегута – на предмет мелких жизненных реалий. Помните того профсоюзного лидера Хэпгуда – которого то в психушку, то в тюрягу сажали, а забастовщики его потом из той тюряги вызволяли?

----------------
Зато Пауэрс Хэпгуд умел копать уголек. Этим и занимался после Гарварда: его однокашники кто по отцовским фирмам устроились, кто в маклерских конторах, банках и так далее, а Пауэрс уголек копал. Потому как думал, что настоящий друг рабочих сам должен быть рабочим, причем настоящим.

Судья Клейком – я со слов Пауэрса передаю – как раз перед перерывом на обед и задает Хэпгуду последний вопрос: «Мистер Хэпгуд, -- говорит, вот вы из такой почтенной семьи происходите, образование вам дали превосходное, почему же вы живете-то так чуднО?»
-- Почему? – Хэпгуд переспрашивает. – А потому сэр, что была Нагорная проповедь!
И тут Клейком и объявляет:
-- Продолжение слушаний в два часа дня.
------------------

Сами понимаете: выпускник _здешних_ Гарвардов с подобным модусом операнди – это ведь полная ненаучная фантастика, почище семейки Хогбенов, или какого темного эльфа. «Служу я в фонде «Трубный голос»// и мне выплачивает грант// миллиардер известный Сорос -- // когда-то нищий эмигрант» (с) Емелина – вот это да, это по-нашему... Вот потому-то за двадцать лет (двадцать! ведь байда эта, типо-демократическая, уже именно столько тянется, целое поколение уже на том выросло-состарилось…) у нас тут и близко не возникло ни настоящих профсоюзов, ни нормального местного самоуправления. И теперь уж точно не возникнет – поскольку при «суверенной демократии» (тм) профсоюзы совершенно ни к чему; не говоря уж о фонде «Трубный голос» и прочих-разных «независимых СМИ». Превед.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →