Кирилл Еськов (afranius) wrote,
Кирилл Еськов
afranius

Categories:

Рекомендую книжку

Чуть перефразируя: "Чем больше я узнаю современный худлит, тем больше люблю нон-фикшен".
Так вот, про нонфикшен: В.А.Кривохатский из ЗИНа подготовил, а Кирилл Михайлов издал в свем "КМК" мемуары Мочульского под несколько вычурным названием: "Приключение жизни Виктора Ивановича Мочульского, описанное им самим".

«Бравый унтерлейтенант, командующий форсированием Вислы, восторженный почитатель старика Фишера – старейшины российских энтомологов, доверенное лицо генерала Клейнмихеля в государственных делах, основатель «Энтомологической метеорологии для Санкт-Петербурга», проводник персидского посольства к русскому царю, шпион-юродивый с жуками в карманах в чеченском плену, издатель «Etudes entomologiques», исследователь тропиков Центральной Америки – всё это одно и то же лицо, крупный российский энтомолог, знаток жуков В.И.Мочульский.
(…)
Основу издания составили расшифровки воспоминаний и дневников, составленных на разных языках с 1831 по 1863 год в большой амбарной книге, которая хранится в библиотеке Русского энтомологического общества. Книга иллюстрирована собственными рисунками В.И.Мочульского и фотографиями».

Почему-то принято полагать, будто джентльмены-авантюристы, органично сочетавшие естественнонаучные штудии с войной и шпионажем -- принадлежность лишь Британской Империи; ничуть не бывало!
Вот, к примеру, "Как это делалось на Кавказе":
----------------------
Прошла весна, и я в ожидании проводников приготавливался к пути в горы, но проводники не являлись, несмотря на неоднократные запросы делаемые у начальника Лезгинской кордонной линии князя Севардзелидзева, которому поручено было высшим начальством отправить меня в горы. (…) …Я отправился прямо в крепость Закталы, где генерал Севардзелидзев имел свое местопребывание, но его не застал, так как он с отрядами двинулся во владения Элисуйского султана, изменившего России и бежавшего к Шамилю. А между тем этот владетель был воспитан в Пажеском корпусе, имел чин генерала и заседал членом Главного управления Закавказского края. Я поспешил туда и, встретив, наконец, Севардзелидзева, настоятельно просил его дать мне проводников, о готовности которых он давно уже донес начальству.
По прибытии в Закталы начались бесконечные переговоры и рассуждения о том, как возможно в настоящем положении дел отправить офицера Генерального Штаба в горы, что это есть чистая жертва, что он ответственность на себя брать не может, и т.п. Я им ответил, что рассуждать теперь поздно, что его донесения о готовности проводников ввели начальство в заблуждение, как будто бы неисполнение по сие время возложенного на меня поручения происходит от моей медленности и нежелания отправляться в горы, и я настоял, наконец, и проводники были мне назначены.
Один назывался Курку Шабан и был жителем Джарской деревни, человек лет 60 с лишком, известный своей храбростью и предприимчивостью, выказываемой им неоднократно в бою против русских, и известный в горах по предводительству шайками хищников. Другой был Мола Магомет, тоже джарец, но духовного сана, человек лет 35, и весьма уважаемый горцами за свою ученость и свое красноречие. (…) Было решено, что мне надобно переодеться в лезгинскую одежду, сбрить волосы, быть глухонемым во время экспедиции и следовать за джарцами в виде прислуги. Джарцы же отправились в горы под предлогом разведывания, где там находятся русские пленные, и узнания условий, на которых их возможно было бы выкупить; предлог чрезвычайно заманчивый для горцев.
В полдень мы отправились верхами из Зактал, чтобы следовать по Лезгинской линии. (…) Нас сопровождал 2 версты и джарский пристав князь Андроников, который потом с нами распростился. Проехав еще версту, Курку Шабан вдруг повернул налево, в совсем другую сторону первоначального направления, говоря, что ему необходимо побывать у себя в деревне. Итак, нечего было делать, прибыли мы в его деревню, Курку Шабан поместил меня в свой гарем, и в течение почти 36 часов я никого более не видал как его жен и детей. Потом до рассвета мы выехали из этой деревни, но последовали не первой дорогой, а большим путем, ведущим на города Сигнах и Телав (…) Впоследствии я узнал, что Курку Шабан изменил маршрут, чтобы избежать всяческих слухов и толков о нашем путешествии, и потому, что князь Андроников разными приговорками выказывал явное недоброжелательство ко мне, и на Лезгинской кордонной линии легко мог подставить хищников для нашего истребления. Это последнее предположение действительно оправдалось тем, что один из постовых начальников, возвращаясь по той же дороге, из которой мы даже условились следовать вместе, в нескольких верстах от Зактал был ранен хищниками, засевшими в лесу, через который вела дорога.
…Со всех сторон бросались пенящиеся ручейки в речку, бегущую внизу в глубокой долине. Местами виднелись деревни, висящие на скалах. (…) Нам пришлось переезжать через весьма шаткий и ненадежный мост, состоящий из нескольких жердей, накрест положенных, и на которых была только навалена солома и навоз, но наши лошади к такого рода переходам были привычные и ничуть не боялись. На другой стороне этого моста стояли с десять горцев, которые рассматривали нас с большим вниманием, как бы имея подозрения; мы не обратили на них внимания и спешили оставить это место.
Проехав несколько деревень, построенных из шиферного камня, мы около полудня прибыли в значительное селение Мококо. (…) По обыкновению, мы остановились на большой площади селения, слезли с лошадей и джарцы отправились к местным властям. Оставаясь с лошадьми на площади, я прилег на землю в ожидании прихода моих спутников. Скоро любопытные горцы окружили меня, и один из них, показывая на мой башлык, сказал своему товарищу, что это работа тифлисская; я сначала не понял смысл этого замечания, так как мой башлык был сделан из горского сукна, но потом я узнал, что внимание было обращено на шов, выведенный шелком, тогда как в горах всё шьется шерстью. Эта мелочь впрочем навела нам большую беду. (…) Мы сели верхом и продолжили путь по весьма тесной улице. Повернуть лошадь не было возможности, и для этого надо было пройти всю улицу до самого конца запертой калиткой. В этом узком месте, где защита была невозможна, на нас внезапно бросились горцы, отняли лошадей и оружие и всякого из нас посадили в отдельную хату под стражу.
-----------------
Кончилось всё, однако, хэппи-эндом.
Но Лоуренс -- нервно курит в сторонке!
Рекомендую, короче.

-------------------------------------------
Упдате: Отличная рецензия в "Эксперте" -- http://expert.ru/expert/2013/37/infernalnyij-entomolog/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →