Кирилл Еськов (afranius) wrote,
Кирилл Еськов
afranius

Category:

«Смер-рть пр-редателю!» (с), или Аватара Иезуитов в Непопсовой стране Парагвай

Некоторое уже время как я наблюдаю _в_этих_ваших_интернетах_ небезынтересные (местами) бодания на жЫвотрепещущую тему: «Раскрыта ли тема предателя/ предательства в фильме «Аватара»? (сопоставление, к примеру, позиций Д.Быкова (либеральная «Новая Газета») и К.Крылова (фошыстская «АПН») реально доставляет:
http://www.novgaz.ru/data/2010/001/19.html
http://www.apn.ru/special/article22281.htm

Сам я кино не глядел, однако, поскольку перипетии демонстративно незамысловатого сюжета, судя по всему, описаны предшественниками с достаточной полнотой (а «Дочь Монтесумы» и «Покахонтас» мы все читали/смотрели), присоединюсь-ка я к http://17ur.livejournal.com/327920.html -- в смысл, порассуждать о своем, о девичьем, отталкиваясь не от самого фильма, а от разговоров о нем.

Ну, слушай сказку дружок. Давным-давно, в середине XVIII века, в далекой-далекой стране Парагвай жили-были, в экологически чистой грязи и высокодуховном невежестве, тихие и смирные индейцы-гуарани, которых обижали злые португальские работорговцы-бандейранты. И тогда в Парагвай приплыли ученые монахи из Ордена иезуитов, представлявшего по сути интересы наиболее реакционных групп феодального общества… тьфу! -- «пехотинцы Папы», короче, мракобесы, рядящиеся в тогу просветителей, и всё такое. Иезуиты пообшибали рога работорговцам, поставили индейцам нехилую крышу и подписали их строить социализм. В этих своих католических колхозах-«редукциях» они эксплуатировали индейцев в хвост и в гриву, напрягая их к тому же, с особым цинизмом, еще всеобщей грамотностью, типографиями, музыкальными школами и прочей бесплатной медициной – вместо того, чтоб прогрессивно вводить свободную конкуренцию и учить их писать бизнес-планы; ну, ГУЛАГ, практически. Индейцы же, в своей непроходимой совковой тупости, рвались в тот иезуитский ГУЛАГ со всех окрестных территорий хоть тушкой, хоть чучелом – чем конкретно напрягали пацанов, державших те территории. К тому же, будучи совершенно неосведомленными о порочности колхозной системы и прогрессивности индивидуальных фермерских хозяйств, индейцы те добились вполне человеческого уровня жизни (типо, колхоз-миллионер, если кто помнит такое); обросли, короче, жирком.
Но вот однажды, дружок, пришла к ним беда. Испанский король забил стрелку царственному брату своему, Португальскому королю – насчет развести углы с границами владений. Терли они терли, и дотолковались до того, Португальский король отдает плацдарм Сакраменто в устье Ла-Платы, а Испанский король, взамен, уступает земли со всеми этими колхозами-редукциями. Колхозникам же надлежит собрать манатки и по-быстрому выметаться куда-нибудь еще – в темпе марша; ну, или оставаться на португальской территории – в компании с бандейрантами, ага-ага. «Государственное дело – ты ухватываешь суть?» Колхозникам та ухваченная суть крайне не понравилась, а еще больше она не понравилась державшим крышу иезуитам; потому что иезуиты были правильные пацаны, и сразу сказали, что так обходиться с подданными – это не по понятиям, беспредел. И что если правильный пацан кого приручил, так он, типо, за него в ответе… Короче, вышли они на прямой базар с распальцовкой, и… ну да, конец там (в отличие от «Аватары») плохой, все умерли – и гуарани, и иезуиты.
Вот тута история целиком (многабуков)
----------------------
Почему договор предусматривал эвакуацию только населения иезуитских редукций, а не населения Сакраменто и других территорий, подлежавших обмену? По-видимому, потому, что португальцы, убежденные во враждебности к ним гуарани и не располагавшие военными силами для их усмирения, считали более целесообразным их эвакуацию.
Подписание Договора о границах вызвало разноречивые отклики как в Португалии, так и в Испании. Португальские торговые круги считали, что обмен Сакраменто на территорию иезуитских миссий по правую сторону р. Уругвай не эквивалентен, ибо менялась исключительно выгодная стратегическая позиция, контролировавшая устье р. Ла-Платы, на труднодоступные миссии в Парагвае. Сторонники договора утверждали, что Сакраменто португальцам все равно не удержать, а иезуиты из Парагвая за их спиной проложили бы себе путь к Риу-Гранди-ду-Сул. Приобретение же иезуитских территорий приблизило бы Бразилию к Перу и его несметным сокровищам, всегда манившим португальских колонизаторов.
В Испании также имелись сторонники и противники договора. Первые утверждали, что владение Сакраменто закрывало на "испанский ключ" устье Ла-Платы и тем самым преграждало португальцам путь вглубь континента, в то время как иезуитские редукции особой пользы испанской короне не приносили. Вторые доказывали, что, наоборот, именно иезуитские редукции представляли надежный заслон для проникновения португальцев вглубь материка, а Сакраменто может быть захвачено без больших потерь "силой оружия", как это случалось неоднократно в прошлом. Замена Сакраменто на редукции позволяла португальцам создать новый контрабандный центр на подступах к Перу. Испанские критики договора предупреждали, что эвакуация населения редукций вызовет сопротивление гуарани и даже их восстание, а оно может перекинуться на другие племена. Наконец, отмечалось, что осуществление договора натолкнется на сопротивление могущественного иезуитского ордена, который воспользуется им для отделения своих владений от испанской короны и создания на их основе независимого государства. Последнее соответствовало бы его великодержавным устремлениям, о которых столько говорили и писали тогда противники иезуитов.
Опасения такого рода разделяли придворные круги Мадрида и Лиссабона. 17 января оба монарха подписали добавочную к договору секретную конвенцию, согласно которой обязались в случае сопротивления со стороны "индейцев и жителей" этого района эвакуировать их силой. В соответствии с этим в секретных инструкциях Вальделириосу было предписано, что в случае сопротивления он призовет на помощь войска португальцев и губернатора Буэнос-Айреса и при их поддержке заставит эвакуировать иезуитов редукции (Kratz G. Op. tit, p. 53).
Когда содержание договора и секретной конвенции стало известным в Асунсьоне, Буэнос-Айресе и Лиме, местные колониальные и церковные власти засыпали Мадрид просьбами не отдавать португальцам иезуитские редукции. При этом указывалось, что эвакуация 30 тыс. индейского населения и свыше 1 млн. голов скота (Ibid., p. 60), имевшихся в этих редукциях, практически неосуществима в годичный срок и может вызвать восстание индейцев; что местным жителям следует компенсировать потерянную собственность и нанесенный им ущерб и т. д. В Мадриде прекрасно понимали, что такая "любовь" к индейцам вызвана закулисными интригами иезуитов, не желавших расставаться со своим добром. Поэтому испанский король потребовал через личного исповедника иезуита Рабаго от генерала ордена в Риме Ретца приказать главе иезуитской "провинции" в Парагвае итальянцу Мануэлю Кирини незамедлительно эвакуировать население семи редукций и передать их королевскому комиссару Вальделириосу по его прибытии на место. Ретц дал такие указания. Вскоре Кирини был заменен перуанцем Хосе де Барреда, который считался более податливым. Со смертью Ретца и избранием нового генерала ордена Игнацио Висконти в 1751 г. последний поспешил подтвердить директивы своего предшественника, призывая иезуитов в Парагвае, Перу и Кито, а также нового главу миссий немца Штробеля, его заместителя - тоже немца Нисдорффера во имя "святого послушания" подчиниться воле испанского короля и не препятствовать передаче редукций португальцам.
Однако Мадриду эти директивы ордена показались недостаточной гарантией тому, что иезуиты в Парагвае не окажут сопротивления. Правительство решило направить на место действия в помощь маркизу Вальделириосу иезуита Лопе Луиса Альтамирано, снабженного особыми полномочиями, отдававшими в его полное распоряжение руководителей ордена на местах. Мадрид считал, что Альтамирано будет проводить в этом вопросе правительственную линию, так как его брат Педро Игнасио Альтамирано являлся генеральным прокуратором (исполнительным директором) Совета по делам Индий, осуществлявшим колониальную политику Испании. Действительно, Л. Л. Альтамирано клятвенно заверил главу испанского правительства Хосе де Карвахаля-и-Ланкастера, что неукоснительно будет осуществлять его директивы.
Прибыв в Буэнос-Айрес, Альтамирано сразу же обнаружил, что местные иезуиты вовсе не намеревались без боя сдавать свои позиции. Они продолжали доказывать всю "пагубность" для испанской короны передачи португальцам редукций, в которых по их подсчетам оставалось различного имущества на сумму в 5174000 песо (Kratz G. Op. cit., p. 60). Они утверждали, что уступка редукций португальцам в конечном итоге приведет к потере Испанией всех ее американских владений; что эвакуировать индейцев в короткие сроки невозможно, ибо следует подобрать новую местность для их поселения, выстроить там жилье, перегнать скот, на что потребуется не менее трех лет, а потому требовали отложить осуществление договора по крайней мере на такой срок. Иезуиты предупреждали, что индейцы настроены самым решительным образом против эвакуации редукций и их передачи португальцам, которых считают своими злейшими врагами. Индейцев возмущает и то, что они не получат за оставляемую в редукциях собственность "справедливой" компенсации. Отсюда иезуиты делали вывод, что малейшее давление на индейцев или угроза применить к ним силу может толкнуть их на восстание со всеми вытекающими из такого поворота событий грозными последствиями для испанского господства в колониях.
Было ясно, что иезуиты не намерены подчиниться королевскому указу. Именно так информировал Альтамирано главу иезуитского ордена в Испании Педро Сеспедеса, которому он писал 20 ноября 1752 г.: местные последователи Лойолы не считают себя обязанными следовать предписаниям своего генерала и тем более его, Альтамирано, ибо эти предписания носят несправедливый, а значит, "незаконный" по отношению к иезуитам характер.
Альтамирано писал, что "наши (т. е. иезуиты. - И. Г.) отказали мне в поддержке", и "ни угрозы, ни отлучения не производили на них впечатления". Он объяснял такое отношение иезуитов их убежденностью в том, что приказы генерала и его, Альтамирано, для них не обязательны, так как якобы заставляли способствовать "злу". Кроме того, иезуитский комиссарий сообщал, что его собратья в присутствии шести свидетелей предлагали через него испанскому королю отступного 100 и даже 200 тыс. песо, чтобы он не трогал их редукций (Ibid., p. 81-84).
Письмо Альтамирано было перехвачено испанскими властями и еще раз убедило их в коварстве иезуитов. Не исключалось, что враждебное отношение местных иезуитов к договору инспирировалось непосредственно из Рима их начальством, которое публично призывало подчиняться приказам испанского короля, а тайно подстрекало к сопротивлению. Предательство, лицемерие, коварство считалось нормой поведения иезуитов, и в данном случае это подтверждалось самим иезуитским комиссарием Альтамирано.
Иезуитский историк Кратц пытается опровергнуть эти "преувеличения" Альтамирано, утверждая, что, хотя местные иезуиты и были против эвакуации редукций, они, тем не менее "лояльно" сотрудничали с испанскими властями, и если индейцы отказались выполнить приказ и восстали, то потому, что Валь-делириос и Альтамирано действовали опрометчиво, подрывая авторитет миссионеров в глазах гуарани. Кратц считает, что Альтамирано обвинил своих собратьев по ордену в саботаже королевских директив, стремясь оправдать свою собственную нерадивость и беспомощность.
Но такого рода попытки обелить иезуитских патронов редукций не выдерживают критики. Трудно предположить, что обвинения, выдвинутые Альтамирано против иезуитов, были продуктом его фантазии: Сеспедесу было бы легко уличить своего корреспондента в искажении фактов. Если бы Альтамирано действительно пытался опорочить своих собратьев и переложить на них ответственность за восстание индейцев, то он это сделал бы в письме к королю, а не к руководителю ордена в Испании. Однако в письмах к королю Альтамирано сообщал, что иезуиты сотрудничают с ним.
Между тем в 1753 г. население четырех редукций (около 9 тыс. человек), оставленное иезуитскими наставниками, вооружилось и заявило представителям испанских и португальских властей об отказе добровольно эвакуироваться. Это означало восстание.
Восстали индейцы стихийно или подстрекаемые иезуитами? У Альтамирано на сей счет нет сомнений. В письме от 22 июля указанного года, тоже перехваченном испанскими властями, адресованном исповеднику короля Рабаго, иезуитский комиссарий вновь винит во всем своих собратьев по ордену. Он пишет: "Здешние отцы, в особенности иностранцы, не могут и не желают верить, что договор о границах будет осуществлен. Их надежды покоятся на вашем энергичном заступничестве и на многих протестах, посланных королю. Они подняли против договора всю Америку, вызвали против него заявления епископов и городов; договор для отцов совершенно несправедлив, противен всякому божественному и человеческому праву... Индейцы уже давно покинули бы редукции, если бы отцы того хотели. На собственном опыте я убедился, что миссионеры - подлинные организаторы восстания, это они покрыли позором наше родное "Общество" (Kratz G. Op. cit., p. 111).
Григулевич И.Р. Крест и меч. Католическая церковь в Испанской Америке, XVI-XVIII вв.
-----------------------
Особо обращаю ваше внимание вот на какой фрагмент:
«Прибыв в Буэнос-Айрес, Альтамирано [эмиссар генерала Ордена] сразу же обнаружил, что местные иезуиты вовсе не намеревались без боя сдавать свои позиции. Они продолжали доказывать всю "пагубность" для испанской короны передачи португальцам редукций […]. Они утверждали, […] что эвакуировать индейцев в короткие сроки невозможно, ибо следует подобрать новую местность для их поселения, выстроить там жилье, перегнать скот, на что потребуется не менее трех лет, а потому требовали отложить осуществление договора по крайней мере на такой срок. Иезуиты предупреждали, что индейцы настроены самым решительным образом против эвакуации редукций и их передачи португальцам, которых считают своими злейшими врагами. Индейцев возмущает и то, что они не получат за оставляемую в редукциях собственность "справедливой" компенсации. Отсюда иезуиты делали вывод, что малейшее давление на индейцев или угроза применить к ним силу может толкнуть их на восстание со всеми вытекающими из такого поворота событий грозными последствиями для испанского господства в колониях.
Было ясно, что иезуиты не намерены подчиниться королевскому указу. Именно так информировал Альтамирано главу иезуитского ордена в Испании Педро Сеспедеса, которому он писал 20 ноября 1752 г.: местные последователи Лойолы не считают себя обязанными следовать предписаниям своего генерала и тем более его, Альтамирано, ибо эти предписания носят несправедливый, а значит, "незаконный" по отношению к иезуитам характер.
Альтамирано писал, что "наши (т. е. иезуиты. - И. Г.) отказали мне в поддержке", и "ни угрозы, ни отлучения не производили на них впечатления". Он объяснял такое отношение иезуитов их убежденностью в том, что приказы генерала и его, Альтамирано, для них не обязательны, так как якобы заставляли способствовать "злу".»

Конец цЫтаты. Так вот, сгласитесь: для иезуита, «пехотинца Папы», послать нах не короля даже, а генерала Ордена, поскольку «его предписания носят несправедливый, а значит, "незаконный" характер», забив при этом на угрозу отлучения – это вам не порвать контракт с ТНК космического типа… Уважаю!
Особо обращаю ваше внимание на расставленные по цитированному тексту «акцентирующие» словечки, кавычки и т.п. – типо «якобы заставляли способствовать "злу"», или «Индейцев возмущает и то, что они не получат за оставляемую в редукциях собственность "справедливой" компенсации.» Т.е. на чьей стороне симпатии автора – какбе очевидно.
Между тем автор, И.Р.Григулевич – доктор исторических наук, но что гораздо важнее –многолетний резидент-нелегал НКВД в Испании и Южной Америке. Т.е. -- коммунист, интернационалист, антиколониалист (по роду деятельности). А вот поди ж ты…
Subscribe

  • Прекрасное

    Только вот насчет рукопожатиев -- это они зря. Уместнее были бы судебные иски за плагиат.

  • Удивительное -- рядом.

    У нас в Москве в этот раз не случилось месилова & винтилова, совсем (ну, почти совсем). По всей остальной стране -- всё как обычно ("ОВД-Инфо" даёт…

  • Глядя на список

    "Представляю, с каким сладострастием Владимир Владимирович наложил на принесенную ему распечатку резолюцию "на хуй пусть идут". Вот он, его звездный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 161 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Прекрасное

    Только вот насчет рукопожатиев -- это они зря. Уместнее были бы судебные иски за плагиат.

  • Удивительное -- рядом.

    У нас в Москве в этот раз не случилось месилова & винтилова, совсем (ну, почти совсем). По всей остальной стране -- всё как обычно ("ОВД-Инфо" даёт…

  • Глядя на список

    "Представляю, с каким сладострастием Владимир Владимирович наложил на принесенную ему распечатку резолюцию "на хуй пусть идут". Вот он, его звездный…